Год:
2020
Месяц:
Июль
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31

Публикация статьи участника Великой Отечественной войны Демешевой Нины Петровны в журнале «Полиция»

Танцевала на ступеньках Рейхстага

Многим известно о концерте Лидии Руслановой у Рейхстага и Брандербургских ворот 2 мая 1945 года, но до сих пор жив человек, который станцевал чечетку на ступеньках Рейхстага еще утром этого дня, как только остатки фашистского гарнизона капитулировали и вышли из подвалов.

Этот человек – ветеран органов внутренних дел, фронтовой санинструктор гвардии старшина Демешева Нина Петровна, награжденная  боевыми орденами Красной Звезды, Отечественной войны 1-степени, медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и многими другими ведомственными и общественными наградами.

Родилась Нина Скворцова в городе Тамбове 20 января 1923 года в семье рабочего. С детства мечтала стать артисткой. На танцплощадке равных не было, на концертах и смотрах молодых талантов собирала все призы. В 1939 году, окончив 8 классов, пошла работать в ансамбль песни и пляски Тамбовкой государственной филармонии, затем переехала в город Энгельс в филармонию Республики Немцев Поволжья. Исполниться мечте детства помешала Великая Отечественная война.

Нина Петровна вспоминает: «22 июня 1941 мама меня попросила на рынок сходить, купить молоко. А тогда на столбах стояло радио, и вот вижу: народ стоит, и говорят, что война. Не думали, что эта война продлится четыре года. А мы же были воспитаны в высшей степени патриотизма. Из нашего класса, почти все ушли на фронт: и девчонки, и мальчишки. Я встречалась с мальчиком, он учился в Тамбовском пехотном училище. 22 июня он ушел на фронт, а 30-го августа 1941 получила от него последнее письмо.

1 июля 1941 года Нина Стрельцова добровольцем пошла на курсы медицинских сестер, по окончании которых в декабре 1941 года, направляется для прохождения службы в санитарный поезд ВСП № 84 на Воронежский фронт. В июле 1942 года под Воронежем фашистская авиация разбомбила поезд. Бомбили в течение 20 часов беспрерывно.  Пролетят, круг отбомбят, и дальше начинают бомбить. 75 самолетов насчитали!  Из полутора тысяч раненых в живых осталось не более ста человек. Дождавшись ночи, перенесли раненых через лес к дороге, что бы ночью им не было холодно, прикрыли ветками. Медикаментов нет, бинтов тоже, поблизости ни одного населенного пункта. Неделю не отходили от беспомощных бойцов. Раненых забрали танкисты. Их колонна проходила рядом. А медики пешком двинулись на Тамбов.

Новое назначение не заставило себя ждать,  с 15-го августа 1942 года в санитарный поезд №1061, который вывозил раненых со Сталинградского фронта. Нина Петровна вспоминает, что несколько раз забирали раненных из разрушенного Сталинграда, и она видела, как каждый раз у скульптур танцующих  детей знаменитого фонтана с крокодилом на привокзальной площади от бомбежек отваливались то руки, то ноги. Это страшное зрелище вызывало ассоциацию с раненными бойцами с ампутированными конечностями.

Нина Петровна до сих пор пишет стихи:

Я помню Сталинград,

И санитарный поезд:

Товарных три вагона на сестру.

Грузили эшелоны мы в снегу по пояс

Обмерзшими руками на ветру.

Давался час нам на погрузку.

Шестьсот солдат вмещал наш эшелон

Под тридцать человек битком набитый,

Подпрыгивал как мячик наш вагон.

Фашисты беспощадно нас бомбили,

Хоть на вагонах были красные кресты…..

Потом был 56 отдельный медсанбат 7-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой армии.  Нина Петровна вспоминает о боях на Курской дуге: «Там бои были дикие. Раненых было много,  к нам в медсанбат их все везли-везли-везли. Вот сутки, двое, четверо все это продолжалось. Беспрерывные шли у нас перевязки. Хирурги прямо падали у стола в обморок. Ведь ни поесть, ни попить, ни отдохнуть, ничего они не могли. Немцы наш медсанбат бомбили, однажды еле успели вытащить раненых из рушащегося здания. Под Киевом  к нам в медсанбат приехал врач из передовой, с пехоты, и говорит: «У меня всех медиков побило. Может быть, есть желающие пойти в пехоту?» Я пожелала на передовую, попала во 2-й батальон, 2-ю роту 69 механизированной бригады 7-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой армии.

Мой первый марш двадцати пятикилометровый,

Политый сплошь солдатской кровью.

И после марша - сразу бой,

под завывание «Катюш» и минометный вой.

И первый раненый, метавшийся в агонии,

Державший глаз на окровавленной ладони.

Нашему батальону был дан приказ форсировать Днепр в районе сел Малый и Великий Букрин. По приказу ночью мы должны были тайно форсировать Днепр, взять огонь на себя, отвлечь немцев с тем, чтобы дать возможность переправиться танковым корпусам. Наш батальон переправился, потому что нам помогли партизаны, которые дали нам плоты, лодки. Мы переправились на правый берег и там закрепились. Был страшный-страшный бой. За эту переправу, за этот массовый героический подвиг 31 человек из нашего батальона получили звание Героев Советского Союза. А это - редкий случай, чтобы из батальона столько было героев. Мы там атаковали до октября, и все никак не могли пробиться к Киеву. Переправились назад  через Днепр, 250 километров прошли и уже форсировали Днепр уже в другом месте. Тогда мне и вручили орден Красной Звезды за сто раненых, вынесенных с поля боя вместе с оружием и боеприпасами.

Там, на передовой, в основном ползешь. Если же я перевязала раненого, я должна была его оттащить куда-то в какое-то определенное место. И было так: одного в эту воронку тащишь, второго тоже в эту же воронку тащишь, потом - третьего...  Но делала так, чтобы знали, потому что за мной взвод носильщиков шел, и поэтому, если я раненого куда-то притащила, то на какую-то палку бинт, привязала. И уже было видно, что здесь раненый.»

Так, на передовой, в пехотной роте Нина Петровна участвовала во многих боевых операциях легендарной 3-й гвардейской армии генерал-полковника Рыбалко П. С.: в Киевской наступательной и оборонительной, Житомирско - Бердичевской, Проскуровско - Черновицкой, Львовско - Сандомирской, Сандомирско - Силезской, Нижнесилезской, штурмовала Берлин.

В последние месяцы войны командующий армией генерал-полковник Рыбалко П. С. приказал создать ансамбль. По документам узнали, что она раньше была артисткой. Нина Петровна вспоминает: «И вот когда я пришла в этот ансамбль то вот в таком была, представьте себе, виде: Ватные брюки рваные, все было рваное, подшлемник был немецкий, тут же были санитарная сумка, тут же была полевая сумка, на бинтах у меня висели варежки, в кармане - парабеллум, и в зубах — козья ножка. Посмотрел на меня этот начальник и говорит: «Это такая артистка пришла?» Я говорю: «Какая артистка?» Он говорит: «А ты знаешь, зачем тебя откомандировали?» Отвечаю: «Никак нет.» Говорит: «Будешь плясать в ансамбле.» Я говорю: «Я? Нет, я не дезертир. Я в роту иду обратно. Как это я так: с передовой и иду в ансамбль?» «Ты что, не знаешь устав внутренней службы?» - спрашивает. Говорю: «Знаю.» «Приказ начальника что?» - снова он меня спрашивает. Я ему сразу говорю: «Приказ начальника есть закон для подчиненного, который выполняется точно, безоговорочно в срок.» «Молодец! - он мне и говорит. - Чтоб козьей ножки я больше в зубах не видел. В соседнюю хату пойдешь, приведешь себя в порядок. Вшей выведешь, помоешься.» «Есть!»

И вот является мой будущий муж Алексей Демешев. «Здесь артисты?» - спрашивает. «Здесь, - говорю. - За-аходы.» И при разговоре нашем с ним, когда он спрашивал, где ты была, где воевала, где что, выясняется, что это он чуть не задавил меня танком. Было так. Перед Киевом деревня Горенка, мы на танках влетели в эту деревню, пехота начала бой, и в это же время на нас налетела авиация. Танки стали уходить в лес. Мы со старшиной спрятались под танк на площади. А он стал  разворачиваться и чуть нас не раздавил. И вот оказалось, что он и был механик-водитель того танка. Замечательный голос у него был. Вот мы полюбили друг друга и прожили 54 года вместе.

Как только взяли Рейхстаг 2 мая 1945, я танцевала там, на ступеньках, чечетку. Город горел, еще звучали выстрелы и взрывы.

И сразу мы пошли спасать Прагу. День Победы 9 мая встретили уже там.

Прага нас встречала с цветами. У каждого дома стояли столы, накрытые винами, разными закусками. Вот у меня тоже есть об этом такое стихотворение:

Был месяц май, был День Победы.

От счастья замирали у нас сердца.

Война закончилась, закончились все беды,

Мы думали, не будет им конца.

Вся Прага расцвела тюльпанами, сиренью,

Когда вошли в нее солдаты той войны.

Встречало нас все население.

Наздар, наздар, наздар, - кричали все, бросая нам цветы.

Но чтоб досталась долгожданная победа,

Четыре года пришлось нам повоевать.

На нас обрушились все горести, все беды,

Об этом даже страшно вспоминать.

Вот я помню бой под Пущей Водицей,

Свист пуль и минометный вой,

Когда подбросила меня, как раненую птицу

И кинула в окоп, засыпав все землей.

Окоп солдаты быстро откопали,

Узнав меня по рваным сапогам.

И после боя нежно обнимали, оказывая помощь раненым ногам.

Так было страшно, помнить неохота,

От дрожжи не спасала даже нас шинель,

Когда в атаку шла мотопехота,

А сверху разрывалася шрапнель.

Но все прошло. Но не покрылося забвеньем,

И снится ветеранам та война,

Мы пережили все,

И наше поколенье

Об этом не забудет никогда.

Демобилизовавшись в октябре 1945 года из армии Демешевы объехав всю родню, решили, как тогда говорили завербоваться и приехали в марте 46-го в Кенигсберг. Скоро судьба привела их обоих в ансамбль песни и пляски Балтийского флота. Алексей пел, Нина танцевала и работала костюмершей.

А с 1972 года 20 лет была начальником клуба Калининградской школы милиции.  Курсанты с огромным желанием занимались в кружках при клубе, готовились к художественной самодеятельности. Организовали агитбригаду и с концертами объехали всю Калининградскую область. Под руководством Нины Петровны коллектив художественной самодеятельности школы милиции неоднократно становился победителем областного смотра-конкурса художественной самодеятельности.

И на пенсии Нина Петровна остается в строю, на передовой. Ее жизнелюбию и активности могут позавидовать многие молодые люди. Нина Петровна руководит областным клубом женщин-участниц войны «Фронтовые подруги». Она - участник многочисленных областных и городских мероприятий по патриотическому воспитанию молодежи, частый гость и в нашем родном учебном заведении.

Творческая жизнь ветерана в самом разгаре, она пишет стихи по мотивам реальных фронтовых эпизодов, поэтому, когда они звучат, зрительный зал замирает, а у слушателей - мурашки по телу. Особенно эмоционально воспринимается слушателями песня «Баллада фронтовой медсестры», представлявшийся на фестиваль МВД России «Милосердие белых ночей».  

Песня посвящена реальным событиям из жизни, воспоминаниях о фронтовой юности Демешевой Нины Петровны, когда она молодой девушкой стирала в кровь ноги на маршах с пехотной ротой и оказывала помощь раненым на поле боя:

 Уж много лет,  как кончилась война…

А мне всё сняться взрывы и воронки,

Солдаты падают под шквалами огня,

И шепчет раненый:« Перевяжи, сестрёнка!»

Уж много лет как кончилась война,

Но в памяти идут за ротой рота.

А я иду в кирзовых сапогах,

Вся грязная от крови и от пота.

Хотела сильной быть и смелой, как атлет,

Но страх нас пробирал аж до печёнок.

А что с нас взять, с молоденьких девчонок,

Ведь было нам всего лишь по семнадцать лет.

И в санитарном поезде служить.

Возили раненых с Воронежа…Сталинграда.

Из под бомбёжек, из- под канонады.

Об этом не забудут, кто остался жить.

как кончилась война,

Но многим о войне напомнят раны.

И к Вечному огню склонились ветераны.

Почтить однополчан родные имена.

 

Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России